Замглавы Минэкономразвития Оксана Тарасенко: мировой опыт поможет России внедрить искусственный интеллект

Отраслевые новости

С развитием технологий искусственный интеллект (ИИ) с каждым годом все прочнее проникает в самые разные сферы жизни общества: от здравоохранения до транспорта. В России применение и внедрение искусственного интеллекта пока недостаточно хорошо отрегулировано законодательно, поэтому существуют барьеры для проникновения технологий в ежедневные процессы. Сейчас власти дорабатывают нормативно-правовые акты, чтобы со временем эти барьеры были устранены. О том, какие правовые коллизии нам придется преодолеть на пути внедрения искусственного интеллекта в жизнь россиян, что мешает развитию искусственного интеллекта в России и опыт каких стран мы считаем самым успешным, в интервью ТАСС рассказала замглавы Минэкономразвития Оксана Тарасенко.

— Оксана Валерьевна, искусственный интеллект уже есть, а законов о нем нет, так?

— Пока есть только Национальная стратегия развития ИИ до 2030 года, которую утвердил президент России. И недавно принятая Концепция регулирования технологий ИИ и робототехники. И сейчас мы как раз занимаемся разработкой плана-графика по нормативно-правовым актам для развития ИИ на период до 2024 года.

В нем около 80 нормативно-правовых актов. Все они разделены по группам. К первой относятся законопроекты общего характера, связанные с персональными данными, регуляторными «песочницами», гражданской ответственностью и так далее. Ко второй — вопросы эффективного внедрения ИИ в те отрасли, где на данный момент существуют барьеры нормативного характера. В ближайшее время планируем доработать план и утвердить его уже в конце этого — начале следующего года.

— Какие вопросы считаете важным отрегулировать в первую очередь? Чем мешает отсутствие регулирования? Разве это не дает большую свободу?

— Нет, это не так. Например, вопрос регламентации правоотношений в сфере персональных данных. Сегодня существуют немного устаревшие нормы, которые часто не соответствуют лучшим мировым практикам. Нужно отрегулировать эту деликатную сферу так, чтобы соблюсти баланс между защитой интересов отдельных людей и развитием технологий.В частности, мы хотим создать механизм анонимизации данных, чтобы невозможно было определить человека, которому эти данные принадлежат, даже если их получится сопоставить

Вот над этим сейчас работаем.

Еще одна сфера — развитие принятого в июле закона о так называемых регуляторных песочницах. Сейчас активно работаем над сопутствующими нормативно-правовыми актами, в которых будет детализировано регулирование отдельных сфер, в частности отраслевого законодательства в связи с внедрением технологии ИИ.

— Что еще мешает развитию ИИ в России?

— Существуют сложности, связанные с низкой эффективностью совмещения систем ИИ с информационными системами, есть проблемы оценки экономического эффекта от внедрения систем ИИ и риски искусственной монополизации отдельных интеллектуальных технологий. Сейчас мы разрабатываем стандарты, которые обеспечат поддержку направления «Искусственный интеллект» за счет снятия такого рода нормативно-технических барьеров.

— В этом плане Россия идет своим путем или заимствует опыт других стран?

— Мы, разумеется, ориентируемся в том числе на опыт наших зарубежных коллег, анализируя и прорабатывая их положительные и отрицательные результаты.

В Китае, например, уже вовсю идут эксперименты с алгоритмами и бизнес-моделями, в которых используется ИИ. Но, как показывает опыт, национальная стратегия развития искусственного интеллекта выступает лишь катализатором общественных отношений. Само развитие ИИ, его разработка, повсеместное внедрение и использование еще впереди. Китайский План развития технологий ИИ только ссылается на необходимость разработки законов и этических норм развития этой технологии и предусматривает к 2024 году создание специальных законов для ИИ.

В Национальной стратегии Индии 2018 года делается акцент на том, что искусственный интеллект — это «черный ящик», что ИИ должен быть контролируемым, а разработки — ответственными, и рассматривается регулирование в контексте вопросов этики и безопасности. Лишь в 2019 году в другом индийском документе стратегического планирования выделяется отдельный раздел, где отмечается необходимость корректировки законодательства в сфере данных, антимонопольного и потребительского законодательства, отдельных отраслевых правовых актов.

— Какая модель регулирования нам ближе?

— Наиболее близким, конечно, для нас является опыт европейских коллег.»Белую книгу об искусственном интеллекте», принятую Еврокомиссией в 2020 году, можно смело назвать единственным аналогом российской концепции

В ней прописаны правила использования искусственного интеллекта.

В частности, говорится о том, что при внедрении ИИ в сферах с высокой степенью риска, таких как здравоохранение и транспорт, системы искусственного интеллекта должны быть прозрачны, чтобы их можно было подчинить контролю со стороны человека.

Одновременно с Еврокомиссией очень важная работа ведется в CAHAI, в зону ответственности которого передана разработка и имплементация правовой рамки для технологий искусственного интеллекта с учетом стандартов Европейского союза. Эти исследования предусматривают необходимость выработки общепринятого определения ИИ, составление карты рисков и возможностей, связанных с ИИ, особенно в отношении его воздействия на права человека, верховенство права и демократию, а также возможность для продвижения вперед по пути к созданию юридически обязывающих рамок.

Ассоциация "Цифровая энергетика"