Всемирная торговая организация (ВТО) выразила обеспокоенность российской политикой импортозамещения софта и радиоэлектронного оборудования, потребовав отчет о соответствии ее требованиям открытого рынка

Отраслевые новости

Преференции для российских производителей действительно есть, но на практике они пока скорее защищают крупные отечественные компании от более мелких конкурентов, говорят участники рынка. ВТО высказывает подобные претензии многим государствам, но реальных механизмов влияния на Россию у нее просто нет, отмечают эксперты.

Евросоюз и США выражают обеспокоенность российской политикой импортозамещения, в частности программного обеспечения (ПО) и софта, следует из материалов заседания комитета по торговым аспектам инвестиционных мер Всемирной торговой организации от 15 сентября, с которыми ознакомился “Ъ”. 2 сентября ВТО направила России ряд вопросов о механизмах, посредством которых правительство обеспечивает соответствие политики импортозамещения требованиям организации. Ответы пока не поступили, сообщили “Ъ” в ВТО.

Инициатором запроса к России стала делегация США, следует из документов ВТО. В частности, обеспокоенность зарубежных партнеров вызывает создание реестра российской радиоэлектронной продукции и введение наценки на импорт при конкуренции с произведенными в России товарами в госзакупках. Кроме того, упоминается закон об обязательной предустановке отечественного ПО на смартфоны и компьютеры, а также требования по установке российского софта на объектах критической информационной инфраструктуры (госорганы, финансовые организации и др.).

По официальным данным, объем государственных и муниципальных закупок радиоэлектроники в 2019 году составил около 900 млрд руб., доля российских производителей не превысила 20%. Согласно Единой межведомственной информационно-статистической системе, затраты госкорпораций и госкомпаний на приобретение российского ПО в 2019 году составили 1,6 млрд руб. (38,9% от общего объема), госорганов — 7,3 млрд руб. (55%).

Для российских производителей радиоэлектроники сейчас действует несколько преференций при госзакупках: помимо 30-процентной наценки на импорт действует правило «третий лишний» (если в закупке есть два предложения от российских компаний, третья иностранная к участию не допускается), напоминает глава Ассоциации российских производителей электроники Иван Покровский. Но фактически эти преференции не столько ограничивают импорт, сколько защищают крупных российских производителей от их мелких и средних конкурентов, которые не могут преодолеть бюрократические барьеры для использования преференций, полагает он.

«ВТО часто предъявляет подобные претензии различным государствам, в ситуации нет ничего чрезвычайного. Главное — чтобы ответственное ведомство, Минэкономики или Минпромторг, оперативно дало разъяснения в ответ на запрос»,— рассуждает профессор факультета мировой экономики и мировой политики ВШЭ Алексей Портанский. По его словам, сейчас, в условиях кризиса в экономике, многие государства действуют на грани нарушения правил ВТО или даже их нарушают. «ВТО реагирует на такие случаи, только если речь идет о серьезных суммах, и здесь волнение вызвали изменения именно в сегменте госзакупок, который приносит иностранным компаниям существенную прибыль»,— отмечает эксперт.

«Да, возможно, Россия перегибает палку с протекционистской политикой, которая не приветствуется ВТО, но посмотрите, например, на США: там Трамп ограничивает Huawei, борется с TikTok — это тоже протекционизм, но он ВТО не беспокоит»,— указывает заместитель председателя комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по интеллектуальной собственности Анатолий Семенов. В текущей политической ситуации ВТО, по его мнению, не имеет реальных механизмов противодействия протекционизму, кроме выражения обеспокоенности; с этим согласен и господин Портанский.

Ассоциация "Цифровая энергетика"