Согласно рейтингу «Глобальный инновационный индекс-2020» (ГИИ), который составляется ежегодно и содержит в себе результаты сопоставительного анализа инновационных систем 131 страны и оценку их уровня инновационного развития, Россия занимает 47-е место. Она уступает в рейтинге не только таким явным лидерам, как Швеция, США или Германия, но и Болгарии (37-е место), Малайзии (33-е место) и Украине (45-е место).

Несмотря на очевидные преимущества инновационной системы России (человеческий капитал и наука, масштабы внутреннего рынка и т. д.), существуют и слабые стороны, оказывающие негативное влияние на эффективность инновационной деятельности. К последним относят качество регулирования, неразвитую инфраструктуру, а также уровень развития рынка и бизнеса. И одна из сфер, где все эти недостатки проявляются особенно ярко, — топливно-энергетический комплекс. К такому выводу пришли специалисты Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ, анализировавшие результаты рейтинга.

В целом, по оценкам большинства экспертов, инновационный уровень российского ТЭКа остается достаточно невысоким. Многие участники конференции «Инновационные технические разработки в ТЭКе», прошедшей в рамках РМЭФ-2021, даже отмечали, что пока главными «цифровыми сервисами» на многих предприятиях ТЭКа остаются пожилые специалисты, которые десятилетиями обслуживали конкретные котлы или турбины, знают все их технические особенности, умеют предугадывать возможные проблемы и быстро устранять неисправности.

Все устраивает

По словам руководителя направления регулирования энергорынков компании VYGON Consulting Николай Посыпанко, одними из главных барьеров для развития инноваций в ТЭКе являются сравнительно низкие внутренние цены на энергоносители, а также действующий механизм ОРЭМа. То есть заниматься «длинными» инвестициями в сфере инновационных разработок при существующем положении вещей российским энергетикам просто неинтересно.

«В России очень дешевое топливо, в частности — природный газ, на котором у нас работает значительная часть электростанций, — отмечает Николай Посыпанко. — Сегодня газ обходится энергетикам по цене около 4 тыс. рублей за тысячу кубических метров. Если сравнивать с той же Европой, то это дешевле в несколько раз. С одной стороны, это конкурентное преимущество. С другой — барьер для развития эффективности производства. Ведь чем дешевле нам обходится топливо, тем меньше денег мы теряем. К примеру, те же потери в электросетях обходятся сравнительно дешево. Отчасти из-за доступности дешевого сырья в нашей стране мало занимались разработкой высокоэффективных газовых турбин. То есть экономических стимулов заниматься энергосбережением, разработкой накопителей энергии, управлением спроса у нас, по сути, не было и нет».

Еще один немаловажный аспект — структура действующего ОРЭМа, когда мощность контрактуется на несколько лет вперед. Это, по мнению Николая Посыпанко, избавляет всех участников рынка от необходимости искать какие-либо инновационные решения. Потребители обеспечивают себе надежное энергоснабжение, генерирующие компании, которые получают гарантии денежных поступлений, тоже довольны.

Источник